Пн-Пятница с 11 до 20
Москва, ул. Киевская 16

Эксклюзивные подарки
коллекционного исполнения

Швейцарские часы - история Патек Филиппа

В нашем магазине можно купить Rolex, Breguet Type XXI Rose Gold, Bovet Fleurier по специальной цене, со скидкой до 25%. Что подарить мужчине на день рождения у которого все есть - часы новые, оригинальные с фирменной гарантией. Также у нас есть лимитированные серии с турбийоном Ulysse Nardin Genghis Khan 9/30 по цене 630000 долларов. 

Это было в Швейцарии в 1833 году... В опрятной комнатке типичного швейцарского дома сидел за сосновым столом молодой человек, погруженный в работу. Перед ним лежал разобранный механизм больших стоячих часов. Вдруг до него донесся громкий девичий голос, однако, юноша не сразу понял, что зовут именно его.

— Месье Антуан, к вам кто-то пришел.

Поскольку часовщик не мог сразу оторваться от своей работы, девушка стала быстро подниматься по лестнице. Не прошло и минуты, как она ворвалась в комнату на чердаке, и он услышал ее запыхавшийся голос:

- Антуан, какой-то нищий опрашивает вас. Молодой ремесленник неохотно оторвался от работы.

— Как зовут этого пришельца, может быть, ты узнала?

— Он говорит, что вы его хорошо знаете, а зовут его Симон.

Молодой человек сорвался с места и высунувшись в окно, крикнул: - Шимек, неужели это ты, старина? Иди же сюда быстрей!

Раздались торопливые шаги, и «нищий» распахнул дверь маленькой комнаты под крышей. Жозетт была права, опасаясь впустить этого человека в сверкающий чистотой швейцарский дом. Изможденный, в сюртуке с чужого плеча и сношенных ботинках, он внес в тихий и благополучный дом тревогу дальних странствий. Мужчины пали друг другу в объятия, на что Жозетт смотрела явно неодобрительно. Ее жилец был похож на довольного собой гражданина свободной земли швейцарцев. Трудно было узнать в нем чужестранца, да к тому же бедного эмигранта.

Он выглядел вполне солидно, в то время как странный гость ничуть не вызывал симпатии у молодой швейцарки. Правда, он был красив, ничего не скажешь. На обветренном лице смеялись яркие голубые глаза. Он приветливо улыбался девушке. Видя, однако, что месье Антуан целиком и полностью поглощен своим гостем, Жозетт вернулась в свою опрятную кухоньку. Мужчины не обратили ни малейшего внимания на недовольство Жозетт. Ведь им надо было о стольком поговорить! Их связывала общая судьба: оба были офицерами Ноябрьского восстания, оба вынуждены были покинуть страну после его поражения. Разница заключалась лишь в том, что Антуан, или подпоручик Антони Патек, смирился со своей эмигрантской судьбой и здесь, в Швейцарии, стал зарабатывать себе на хлеб. Его же друг, капитан Шимон Конарский, не хотел стать вечным эмигрантом.

Он вынашивал мысль о том, чтобы с оружием в руках вернуться в Польшу и продолжать борьбу. Он записался добровольцем для участия в вооруженном походе в Польшу, который организовал Юзеф Заливский. Ему было поручено поднять народ в его родных местах, на Августовской земле. Надежды возлагались на то, что удастся организовать партизанские отряды. Однако, прибыв на место, Конарский разочаровался. Крестьяне равнодушно относились к делу борьбы за независимость, а царская полиция шла за заговорщиками по пятам. Ему чудом удалось вернуться из этой рискованной поездки на Родину. Многие его друзья погибли или были брошены в тюрьму на долгие поды. И вот теперь он делился с другом своими мыслями, рассказывал о пережитом и говорил, что собирается вновь вернуться в Польшу Антони пытался удержать приятеля.

Разве же не ясно, что народ не готов к борьбе, у него нет оружия, а военные гарнизоны поработителей очень сильны. Даже среди эмигрантов действуют шпионы держав-поработительниц. Они стараются выведать планы недавних солдат восстания. Однако Шимон не терял надежду, что делу освобождения Польши помогут другие европейские народы, тоже страдавшие от гнета. На этот раз Шимон собирался помогать итальянцам, сражавшимся против общего врага — государств Священного союза.

Патек уговаривал Шимона остаться в Швейцарии, где можно легко приобрести профессию и спокойно переждать, пока настанут перемены в Европе, которые помогут и им, польским эмигрантам, вернуться на родину.

— Надо действовать, Ангек, — нетерпеливо говорил Шимон.

— Свобода не упадет с нам, как манна небесная.

— Не забывай, Шимек, что среди швейцарцев ты можешь найти благосклонно настроенных к нам людей, которые охотно помогут тебе устроиться здесь, в спокойном уголке Европы.

— А что я буду делать здесь, может быть, чинить часы наручные мужские швейцарские оригинал, как и ты? — горько заметил Шимон.

— Почему бы и нет? Посмотри, какой прекрасный механизм, как разумно мастер, изготовивший его сто лет назад, расположил эти маленькие фигурки, указывающие часы и минуты.

— Любишь ты эту работу, старина, — заметил Шимон. — Я бы и сам хотел делать часы, — поделился Патек своей заветной мечтой.

— Маленькие часы, без ключиков для завода. Сам знаешь, что с этими ключами просто беда, — вечно они куда-то пропадают. Надо придумать способ завода часов без ключа. Это большое упрощение, а к тому же на этом деле можно неплохо заработать.

— Не верится мне, чтобы бедный эмигрант мог разбогатеть, — скептически улыбнулся Шимон, — однако я охотно займусь твоими часами. Когда я вернусь в Польшу как тайный посланец организаторов будущего востания, я смогу безопасно разъезжать по всей стране как странствующий часовщик. А пока что я вынужден попросить у тебя пристанища, потому что ваша полиция арестовывает участников неудачного похода в Сабаудию.

Итак, Шимон поселился в ключне и начал работать на часовом заводе. Он оказался способным и сообразительным учеником. Его называли теперь Симон Конар, и даже Жозетт начала относиться к нему благосклоннее, после того как на заработанные деньги он купил ей цветастый платок. Его друг не переставал думать о новом способе завода часов. По вечерам он склонялся над листом бумаги. Из-под его карандаша выходили совершенно новые модели часов. Друг же его часто исчезал. Его встречали с итальянскими эмигрантами, находившимися в Швейцарии. Антони не переставал сожалеть, говоря, что из такого странника и непоседы, не получится хороший часовщик.

Осенью 1834 года Конарский забежал к другу, чтобы проститься с ним. Он не хотел делиться с ним своими планами. Антони догадался, что Шимон снова отправляется в Польшу и не пытался уже отговаривать друга, однако, хотел дать ему что-нибудь на дорогу. Среди вещей, привезенных из Польши, были старинные золотые часы с боем. Но уже многие годы старый механизм действовал неисправно, и очень редко часы правильно отмечали боем время. Патек без следа сожаления расставался с семейной реликвией и буквально силой всунул часы в карман Конарскому.

— Возьми их, дружище, — сказал он.

— Я остаюсь в сытой стране, не знающей войн, а в твоей скитальческой жизни эта безделушка может пригодиться гораздо больше.

Друзья крепко обнялись напоследок. И Шимон исчез бесследно. Через некоторое время до Швейцарии стали доходить отрывочные вести о нем. Потом среди эмигрантов распространился слух об его аресте. Говорили, что, несмотря на самые жестокие пытки, он никого не выдал. А вскоре пришло печальное известие: 27 февраля 1839 года Шимон Конарский был казнен в Вильно. Антони был в то время занят своим делом. Вместе с другим эмигрантом он открывал как раз в Женеве небольшой часовой завод. Прошло еще несколько лет, и месье Патек основал новую фирму, на этот раз с французом Адрианом Филиппом. Месье Филипп придумал новый способ завода часов, решив проблему, которая не давала покоя Патеку. Он изобрел заводную головку, и часы польско-французской фирмы завоевали рынок. Патек стал зажиточным и степенным человеком. Никто не осмелился бы напомнить ему о тех временах, когда у него не было денег, чтобы поделиться с другом, отправлявшимся в далекий путь, на родину. Однажды, когда уважаемый гражданин свободной земли швейцарцев пил послеобеденный кофе в своем великолепном доме, лакей принес ему визитную карточку. Удивленный Патек прочитал : «Антонина Снядецкая». Он не знал этой дамы, однако, фамилия великих ученых братьев Снядецких была известна каждому образованному поляку. Он поспешил навстречу женщине, одетой в глубокий траур, и приветствовал ее почтительным поклоном.

— Я в Швейцарии проездом, — произнесла дама.

— У меня для вас небольшая посылка. — Сказав это, она раскрыла бисерный мешочек и вынула из него небольшой сверточек. На кружевную скатерть, покрывавшую огромный стол, выпало и покатилось небольшое черное колечко.

— Железное кольцо? — удивился хозяин, а дама тихо произнесла:

— Я велела сделать железные кольца из кандалов Конарского. А это, — дама протянула Патеку небольшой предмет, завернутый в папиросную бумагу, — Шимон поручил передать вам. Это ваши часы, он их починил. Говорил мне, что немало потрудился над ними. Пружина была старая и сильно изношенная. — Мадам, их нельзя было починить. Я дал ему их на дорогу, чтобы, оказавшись в нужде, он мог купить за золото кусок хлеба.

- Он чинил все, даже самые старые часы, — с ноткой обиды в голосе произнесла Антонина Снядецкая.

— Почему же ваши часы ему не удалось бы исправить? Желая доказать даме, что он, Патек, самая большая слава в стране искусных часовщиков, не ошибается и что часы не могут ходить, он нажал головку. Отскочила изящная крышечка. Серебряные колокольчики пробили четыре часа, четверть часа и еще три минуты... Столько же времени показывали и дорогие позолоченные часы, стоявшие на камине. Госпожа Снядецкая, уже собиравшаяся выходить, задержалась и внимательно прислушалась к серебряному бою часов в руке Патека. А потом она молча поклонилась и, шурша черным шелком, удалилась, оставив Патека с этой его спокойной Швейцарией, благополучным уютом, маленькими золотыми часами с боем в руке и остывшим кофе. Одиноким почувствовал он себя в этом уголке благосостояния и покоя. Ему стало больно от того, что не будут помнить о нем такие люди, как эта дама.

— И все-таки моя польская фамилия на превосходных часах нашей фирмы будет напоминать о моей родине, — подумал он вдруг.

— Не только героические порывы придают блеск стране, но и повседневная, солидная, хорошая работа. Он захлопнул крышечку старинных часов, которые так неожиданно вернулись к нему, словно привет от старого боевого друга.

В качестве подарки мужчине на день рождения в нашем магазине можно купить швейцарские часы с турбийоном, художественное оружие или телефоны Vertu лимитированных серий. Часы и телефоны доставка 5-7 рабочих дней. Скидки до 20% от европейских цен.

В продаже на ноябрь 2016 года:

  1. Ulysse Nardin Maxi Marine Diver Chronograph Model 8003.-10203.92 $7,800
  2. Ulysse Nardin Lady Diver Diamond Lugs & Bezel Model 8106-101EC-3C/12 $21,400
  3. Ulysse Nardin Maxi Marine Titanium Model 265-90-3/92 $15,000
  4. Ulysse Nardin Blue Seal Chronograph 18K Rose Gold $19,500
  5. Hublot Big Bang King Power Red Foudroyante Black Magic Model 715.CI.1123.RX $21,600
  6. Hublot Big Bang King Power 48mm Model 715.CI.1110.RX $21,600
  7. Hublot Big Bang Jungle Men Model 301.CI.8610.NR $19,700
  8. Hublot Tutti Frutti White Ceramic Violet Model 361.HR.8120.LR.19 $11,700
  9. Breguet Type XXI Rose Gold 3810BR $17,700
  10. Audemars Piguet - Las Vegas Strip Turbilion $184,000
  11. Audemars Piguet - Dead bBeat $176,000
  12. Audemars Piguet - Concept $218,000
  13. Ulysse Nardin - Genghis Khan 9/30 $643,000
  14. Ulysse Nardin - Circus Minute Repeater $295,000
  15. De Grisogono Tino Acier Model:N01 002/B $6,800
  16. De Grisogono Tino Acier Model: N04 002/B $8,850
  17. Bovet 7 Day Tourbillon White Gold Model: CP0464 $130,000
  18. Bovet 7 Day Tourbillon Rose Gold Model: CP0463 $114,000
  19. Bovet Fleurier 43mm RG Black dial Model: AF43003 $35,824
  20. Bovet Fleurier 43mm WG Blue ENAMEL dial Model: AF43016 $37,632
  21. Bovet Fleurier 42mm RG Perpetual Calendar Retrograde Moonphase Silver Opalin Dial Model: AQPR011 $59,615
  22. Bovet Recital 6 Rose Gold Titanium $38,450
  23. Bovet Recital 6 White Gold Titanium $43,950
  24. Hublot Big Bang Steel Case with Ceramic Bezel 44.5mm Model: 301.SB.131.RX $12,800
  25. Audemars Piguet Las Vegas Strip Turbilion - Black PVD $185,000
  26. Audemars Piguet Dead Beat - Rose Gold $174,000
  27. Audemars Piguet Concept - Forged Carbon $240,000
  28. Ulysse Nardin Genghis Khan 9/30 - White Gold, Black Dial $623,000
  29. Ulysse Nardin Circus Minute Repeater - Platinum, Black Dial $295,000
  30. Ulysse Nardin Referenz 243-55/92 $7,600
  31. Ulysse Nardin Referenz 243-00-3/42 $8,850
  32. AP BARRICHELLO 2 R/G $79,000
  33. AP TOURBILLON R/G 262889F.00D.002CR.01 $276,000
  34. FRANK MULLER 8880 SC DT R/G $16,000

Часы в наличии в Москве, новые с фирменной гарантией.

Дата публикации:
Отзыв о магазине или подарке

Ваш опыт заказа в интернет магазине эксклюзивного подарка или сувенира.

Наверх
  • Мои закладки
  • Гарантии и возврат