Пн-Пятница с 11 до 20
Москва, ул. Киевская 16

Эксклюзивные подарки
коллекционного исполнения

Эксклюзивные подарки из серебряной черни

Чернь или, как её называют европейские мастера, ниелло — один из древнейших способов художественной обработки металла. Ещё античные ювелиры были знакомы с техникой украшения металлических изделий графическим орнаментом чёрного цвета по гравированному узору. Чернь наносят только на изделия из золота, серебра и стали на меди или латуни она крошится и отслаивается. Закрепляют черневой состав методом плавления, примерно так же, как цветную эмаль. Черневые изображения не стираются на протяжении столетий. Ювелиры бережно хранили секреты состава и технологии нанесения черневой массы. Компоненты сплава подбирали «на глаз», температуру обжига регулировали по цвету пламени. Рецепт постоянно менялся, у любого мастера был свой эксклюзивный, и потому каждый черневой сплав уникален. Известно, что для приготовления черневого порошка одну часть серебра сплавляют под слоем буры с двумя частями меди, а затем с тремя частями расплавленного свинца. Готовую смесь остужают и мелко крошат. На металлическую поверхность наносят узор. Его углубляют до 0,3 мм различными способами: гравировкой, чеканкой, травлением или штампом в зависимости от особенностей производства. Черневой порошок, смоченный раствором буры или нашатырным спиртом, плотно накладывают сначала на рисунок, а потом и на всю поверхность предмета и нагревают. Расплавляясь, чернь прочно соединяется с металлом, который после обжига становится чёрным. Шлифовкой снимают лишний слой черни. Поверхность с черневым рисунком полируют. Если в XVII - начале XVIII в. чернью выполняли хотя и очень сложные, но исключительно растительные орнаменты, то сюжетная природа черневого искусства Великого Устюга - наследие блестящего XVIII столетия и господствовавших тогда стилей рококо и барокко с их торжественными аллегориями и романтическими символами. В середине XVIII в. в городе работало множество частных мастерских по изготовлению эксклюзивных ювелирных изделий, прежде всего чернёных табакерок. Орнамент из завитков и раковин обрамлял галантные сцены, в которых довольно манерные дамы и кавалеры, расположившись на лоне природы, выясняли непростые отношения. Позднее стали популярны пасторали. Их главные персонажи - прелестные пастушки, по манерности не уступавшие дамам, общались со своими возлюбленными.

Традиция украшать изделия из серебра и золота изысканными растительными черневыми орнаментами существовала на Руси уже в IX—XI вв. На протяжении столетий чернь широко использовали в эксклюзивных ювелирных изделиях, парадной посуде, оформлении деталей оружия, доспехов и символов власти. Наравне с перегородчатой и выемчатой эмалью, сканью, зернью и чеканкой эта техника вошла в арсенал русской национальной школы ювелирного искусства. В XVI—XVII вв. особым умением «наводить» черневой узор славились мастера Москвы и Новгорода. Однако, пережив золотой век на рубеже столетий, к XVIII в. черневое дело в этих городах пошло на убыль. Это было напрямую связано с Петровскими реформами, развитием внешней торговли и мануфактурного производства в Центральной России. Как раз тогда громко заявили о себе серебряники старинного Великого Устюга. И хотя в середине XVIII столетия ведущую роль в ювелирном производстве занимали филигрань и эмальерное дело, именно черневое искусство этого города превратилось в эксклюзивный народный промысел, доживший до наших дней. Великий Устюг, основанный в 1147 г. на расстоянии 500 км на восток от Вологды, располагался на пересечении главных речных путей, соединявших центр страны с Белым морем и Северным Уралом. Войны и нашествия обходили город стороной, и уже к XVI столетию он стал крупной культурной и торгово-ремесленной площадкой страны. Первое упоминание о серебряной черни Устюга относится к 1744 г., когда в столицу вызвали ювелира Михаила Матвеева Климшина (1711—1764), он обучил «московских жителей от купечества» своему искусству. Рисунки для гравюр устюжские мастера часто заимствовали из знаменитой книги «Символы и эмблема», напечатанной в Амстердаме в 1705 г. Она содержала 840 гравюр на аллегорические темы, так или иначе связанные с общественно-политической и культурной жизнью Европы XVII — начала XVIII в. Типичными были композиции, изображавшие различные добродетели, мудрость, отвагу и «нежные радости». В российских музейных собраниях (Эрмитаже, Русском и Историческом музеях) работы устюжских ювелиров этого времени занимают почётное место как уникальные образцы ювелирного искусства русского барокко.

Мировое признание

Однако мировое признание устюжская чернь получила отнюдь не из-за сюжетов, а благодаря высокому уровню исполнения. Фон вокруг черневых изображений мастера «обирали», иначе говоря, снимали часть металла, так что гравюра приподнималась над поверхностью предмета. «Опущенный» же фон после проработки чеканом (канфарником) становился зернистым, а после золочения — матовым. Элементы пейзажа или интерьера, показанные на заднем плане, тоже слегка прочеканивались и полировались. Устюжская чернь отличалась тёмным бархатистым тоном и необычайной прочностью. В конце XVIII столетия устюжане практически отказались от сложных приёмов. Обогащавших общее впечатление от вещей, и перешли к гладкой черневой гравюре, которая тоже была по-своему хороша. Менялась и тематика изображений, все чаще применялась в качестве эксклюзивных подарков в Москве. С развитием картографии на табакерках появились карты, прежде всего Вологодской губернии, планы и виды городов. Тёмные силуэты зданий, стоявших вдоль набережных, в черневых панорамах Вологды, Архангельска, самого Великого Устюга эффектно смотрелись на гладком серебряном фоне табакерок и коробочек. Одна из таких вещиц 1794 г. работы мастера Ивана Жилина (1750—1812) хранится в Русском музее в Петербурге.

Конец XVIII — первая половина XIX в. — классический период в истории устюжской черни. Мастера промысла всё чаще создают портретные и сюжетные гравюры, прославляющие победы русской армии и флота. Их украшают гирляндами и военными эмблемами. Такова, например, целая серия табакерок, посвящённых Русско-турецкой войне 1777—1778 гг. В середине XIX в. сюжетная линия — пейзажи с мчащимися тройками, панорамы городов, жанровые сцены и лирические зарисовки — продолжала развиваться значительно сильнее, чем орнаментальная. В 1900-х гг. промысел практически угас, не выдержав конкуренции с ювелирными мастерскими и фирмами Москвы и Санкт-Петербурга. Показательно, что Николай II, в отличие от своего отца императора Александра, не заказал устюжанам ни одной чернёной вещи. Ещё в 1883 г. «Вологодские губернские ведомости» писали, что единственным здравствующим мастером в Устюге, продолжавшим принимать заказы на серебряную чернь, был Михаил Иванович Кошков (1816—1896), когда-то сам учившийся у известного ювелира из династии Жилиных. Промысел стал возрождаться лишь в 1929 г., когда под руководством ученика Кошкова потомственного мастера-гравёра Михаила Павловича Чиркова (1866—1938) в городе открылась «Экспортная мастерская». В 1933 г. её реорганизовали в промысловую артель «Северная чернь». Чирков в совершенстве владел искусством наведения черневого узора и смог в короткий период полностью восстановить технологию, организовать производство. Артель начала свою работу с выпуска женских эксклюзивных украшений (брошей и колец), мужских аксессуаров (запонок, зажимов для галстуков), а также дорогих подарков, закладок, ножей для бумаги, линеек и памятных знаков.

Производители и артели

Следующим руководителем артели стал выпускник Петербургской академии художеств Евстафий Павлович Шильниковский (1890—1980). Прекрасный гравёр и рисовальщик, он создавал новую культуру черни Великого Устюга в XX столетии: рисунки с социальной тематикой, академичные по композиции. Самыми востребованными товарами, выпускавшимися артелью со второй половины 1940-х и в начале 1950-х гг., становятся портсигары и подстаканники. На них изображали павильоны Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ); пользовавшиеся особой популярностью виды Москвы, Ленинграда, Архангельска, Вологды; паноаму набережной Великого Устюга со стороны реки Сухоны; картографические изображения социалистических строек: Волго-Донского канала, Восточно-Сибирской магистрали и др. Впрочем, не были забыты и прежние вневременные сюжеты: подарки на ложках и салфеточных кольцах расцветали букеты, зрели фрукты, оживали персонажи басен И. А. Крылова и сказки П. А. Ершова «Конёк-Горбунок».

В 1960 г. артель «Северная чернь» преобразовали в фабрику, в 1973 г. она стала заводом. Тогда же в рамках традиционной стилистики промысла начало зарождаться направление, созвучное принципам современного искусства, более рационального и удобного для массового производства. Новый стиль формировался под влиянием станкового искусства. Появлялись лаконичные и строгие, а порой схематичные и не чуждые плакатного стиля орнаменты. Широко использовавшиеся в 1950-х гг. золочёная гравировка и канфарение уступили место гладким черневым гравюрам со стилизованным орнаментом или пейзажем в сочетании с канфарёным полем. С конца 1960-х гг. в эксклюзивных черневых композициях Великого Устюга всё больше места занимают цветочно-растительные орнаменты в стилистике народного искусства середины XIX — начала XX в. В 1970-х гг. ученики Евстафия Шильниковского Е. Ф. Тропина (1930-2006), А. С. Чернов (р. в 1939 г.), Л. М. Бобылёва (р. в 1949 г.), В. П. Шорохов (р. в 1943 г.), как говорят на заводе, продолжили «евстафету». В своих выставочных произведениях они использовали все художественные приёмы русской черневой гравюры: её неспешную повествовательность, строгую академичность, изящество и элегантность рисунка. Таковы вазы Тропиной, посвящённые Куликовской битве шороховские стопки «Оленёнок» и «Бабочка»; набор Чернова «Зимний» с заснеженным сельским пейзажем. В 1995 г., уже в ЗАО «Великоустюгский завод Северная чернь», промысел попал в сферу влияния современной мировой культуры. Процессы создания и обработки предметов стали более технологичными. Но художники по-прежнему проектируют формы и создают эскизы оформления эксклюзивных изделий, а гравировка, наведение черни и полировка, как в старину, не обходятся без живого участия мастеров. Черневой орнамент вновь возвращается к фольклорным композициям, изображающим животных, волшебных птиц, сказочных персонажей. Гирлянды луговых цветов украшают заводскую посуду, столовые приборы и женские украшения. На заводе делают также вип подарки, визитницы, монетницы, закладки, сувениры, зажимы для денег и бумаги.

Наш магазин рад представить вам изысканные подарки, ювелирные украшения и столовое серебро из серебра в Москве по лучшим ценам. На фото самовар, стоимостью 3,4 миллиона рублей, в наличии.

Дата публикации:
Отзыв о магазине или подарке

Ваш опыт заказа в интернет магазине эксклюзивного подарка или сувенира.

Наверх
  • Мои закладки
  • Гарантии и возврат