Пн-Пятница с 11 до 20
Москва, ул. Киевская 16

Эксклюзивные подарки
коллекционного исполнения

Старинные иконы на подарок

Ранее мы рассказывали о иверской иконе, теперь расскажем о выдающемся иконописце. Вероятно, самой крупной фигурой в русском иконописании переломного XVII столетия был костромской мастер Гурий Никитин (Кинешемцев). С Костромой была связана большая часть его жизни: там он появился на свет, там, унаследовав от дядьёв четыре лавки, владел торговым делом. В Костроме же, считавшейся в первой половине XVII столетия одним из крупнейших и наиболее интересных центров русского иконописания, Гурий учился своему ремеслу, и уже с 1659 г. упоминался в документах как лучший городской мастер. Несмотря на молодость, он был тогда старостой всех костромских изографов. Предполагают, что в 1653 г. Гурий Никитин участвовал в новаторской по характеру росписи московской церкви Троицы в Никитниках, надолго определившей пути русского иконного и стенописного искусства. Позднее он возглавлял артель, расписывавшую Троицкий собор Переславля-Залесского, участвовал в росписи Троицкого собора Ипатьевского монастыря в Костроме. Старинные иконы ценятся очень хорошо, за них предлагают высокую цену. В нашем магазине можно купить коллекционные иконы.

Создавал Гурий росписи для Крестовоздвиженского собора в Тутаеве, собора Богоявленского монастыря в Костроме, иконы для антиохийского патриарха Макария; работал по заказам знаменитого ростовского митрополита Ионы Сысоевича, в частности расписывал Успенский собор Ростовского кремля и городские церкви. С конца 1650-х гг. Никитина регулярно приглашали в Москву работать над царскими заказами, хотя в штат жалованных иконописцев при Оружейной палате он так и не был зачислен. Как считают исследователи, он сам уклонился от этой чести, сильно связывавшей творческую свободу. Работы Никитина украсили Архангельский собор Московского Кремля, храм Спаса за Золотой решёткой в кремлёвском царском дворце, Троицкий собор Данилова монастыря, церковь Григория Неокесарийского. Мастер был очень востребован и трудился много: едва закончив один заказ, приступал к новому; летом занимался настенными росписями, а с осени до весны — иконным писанием и подготовкой к следующему сезону работ. Среди иконописцев XVII в. существовало негласное разделение на мастеров стенописи и собственно иконописцев. Гурий Никитин в равной степени свободно владел обеими техниками и в обеих же добился полного признания. Он работал как знаменщик, создававший композиции росписей и икон, иногда делал и эскизы в цвете.

Икона Спас вседержитель на престоле

Спас вседержитель на престоле. Эту большую икону Гурий Никитин написал для местного ряда иконостаса Фёдоровской церкви в Ярославле. Согласно письменным свидетельствам, образ Спаса «в той святей церкви одесную царских врат поставлен, всеми входящими видим и поклоняем». Величественная фигура Вседержителя (как в образах древнего письма, она заполняет всю плоскость иконы) источает спокойствие и силу. Иконописец придаёт ей скульптурную пластику, подчёркивая телесность форм складками одежды, округлыми линиями плеч, торса, коленей Христа. Вседержитель восседает на богато украшенном золотом престоле. Этот трон, по словам знаменитой исследовательницы В. Г Брюсовой, представляет собой «настоящее архитектурное сооружение, достойное царя земного» и «чудо орнаментального искусства, превосходя всё, что создано было в эту эпоху торжества тончайшей и богатейшей орнаментики». По её мнению, образ Вседержителя вмещает в себя и Зевса Олимпийского, и византийского Пантократора, и русского Спаса, переплавившись в образ идеального человека.

Его живопись умело сочетала традицию и новаторство. В традиционных сюжетах, таких, как «Троица Ветхозаветная», «Спас Нерукотворный», «Знамение» и других, он очень строго следовал иконографическим канонам, но там, где в основе изображения лежали притча, житие, событие, импровизировал, каждый раз решая тему оригинально, даже если и отталкивался при этом от какого-нибудь образца. Никитин умело сочетал миниатюрность и тонкость письма с монументальностью и конструктивностью построения, он использовал, как и другие его современники, некоторые элементы линейной перспективы, многоплановость, незеркальную подвижную симметрию, что в то время воспринималось как несомненная художественная смелость. Живописцу было присуще редкостное чувство пластики, чего раньше применялось в старинных храмовых иконах.

Он мыслил пространственными построениями, строил фигуры в движении. С непревзойдённым мастерством Гурий находил индивидуальные характеристики персонажей, умел показать естественность порыва, восторга перед чудом либо пылкой благодарности, мольбы или преклонения. При этом барочная аффектация оставалась чуждой Никитину: его персонажи темпераментны, но глубоки и серьёзны, и выражение их чувств не чрезмерно, а соотнесено с их внутренним состоянием. Гурий Никитин одним из первых в русской живописи ввёл изображение житийных сюжетов в основное поле иконы, помещая их в качестве фона за крупной центральной фигурой. Он же одним из первых стал писать «домики» (термин, принятый у специалистов) — интерьеры со «снятой» передней стенкой, служащие основой построения отдельных сцен, подобные тем, что изображали мастера раннего европейского Возрождения Вместе с тем так называемая фрязь, т. е. использование в иконописи технических приёмов западноевропейской живописи с целью сделать образы более телесными, объёмными и «живоподобными», Гурием Никитиным не одобрялась.

Иконопись и роспись соборов

Помимо динамики и экспрессии движений отличительной чертой художественного почерка мастера было тонкое и точное чувство цвета — всегда очень звучного и эмоционально-декоративного, в соответствии со вкусами времени. В числе колористических шедевров Гурия Никитина — росписи Преображенского собора Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале. Замечательные необыкновенно чистой и гармоничной палитрой, сочетающей снежно-белый и мягкий охристый цвета с киноварью и ясным светло-синим «голубцом», — редкая по красоте цветовая гамма, оставляющая ощущение возвышенной праздничности-истинный подарок. Ещё более замечательны как в цветовом отношении, так и в плане образного и композиционного строя фрески, выполненные Никитиным для ярославской церкви Ильи-пророка, — всемирно признанные шедевры русской стенописи XVII столетия. Палитра живописца в этих фресках — сочетание изумрудно-зелёного, охряного, розового, багряного, голубого — настолько светла, звучна и радостна, что может быть уподоблена многоголосому ликующему хору, поющему «Осанну»-настоящий подарок. Для церкви Ильи-пророка Никитин написал и несколько великолепных икон, в числе которых «Святые Кирик и Уайта». Образ относится к 1680-м гг. и, как предполагают специалисты, был выполнен по заказу Удиты Скрипиной, вдовы купца-ктитора (человек, выделивший средства на строительство храма) Ильинской церкви. История святой мученицы Утшты (Иулиты) и её малолетнего сына Кирика, пострадавших за приверженность христианству, изображена Гурием Никитиным на основном поле иконы в характерных для него домиках, разбросанных по горкам. Особенно эффектна и выразительна сцена усекновения главы Улиты с кудрявым палачом в красной рубахе, молодецки вкладывающим в ножны свой меч. В именной иконе объединилось всё лучшее, чем отличалась манера художника: тонкая и звучная цветовая гамма (гармонично подобранные оливковые, охристые и красные тона с обилием творёного золота), тончайшие чернёные орнаменты, придающие изображению пластическую выразительность и эмоциональность.

Наш магазин рад представить Вам элитные подарки, ювелирные украшения и редкие, антикварные иконы в Москве.

Дата публикации:
Отзыв о магазине или подарке

Ваш опыт заказа в интернет магазине эксклюзивного подарка или сувенира.

Наверх
  • Мои закладки
  • Гарантии и возврат