Пн-Пятница с 11 до 20
Москва, ул. Киевская 16

Эксклюзивные подарки
коллекционного исполнения

Тайны булата

 В наличии имеется парадное украшенное оружие. Коллекционное оружие, кортики, сабли и стилеты с бриллиантами. По вопросам покупки обращайтесь по телефону в Москве 8 (495) 979 1480. Также возможно изготовление именных булатных клинков, пример смотрите подарочный нож для "В.В.Путина".

Не всякая сталь с узорами - булат! Петр Аносов, русский горный инженер, заново открывший секрет изготовления булата Булат ценили. Большим любителем его был царь Алексей Михайлович. Он всячески поощрял поиски руд и устройство «ствольно-мельничных» заводов. В Московской оружейной палате хранится немало наградное оружие того времени с булатными клинками и богато украшенного, которое значится в описаниях как «московское дело». Дошли до нас и кое-какие документы, позволяющие даже назвать имена мастеров-оружейников, выковавших булатные сабли из индийского железа. «Акатов, Трепка - сабельного дела хозяин - делал две сабли булатные во второй половине XVII века». «Константинов, Федор - доспешный мастер» делает для личного пользования царя «батарец и бутырлыки из красного булата в 1643 году», - записано в описи Московской оружейной палаты. Известно, что царь Алексей Михайлович специально посылал в Астрахань трех мальчиков для «учения булатных сабельных полос и панцирного дела». Однако после смерти царя Алексея Михайловича всякие сведения о московских булатах обрываются.

Итак, всюду искали способ получения булата, как правило, путем экспериментов, но никто не представлял физику и химию процесса. Русский горный инженер и металлург Павел Петрович Аносов в двадцатых годах Х!Х столетия задался целью разгадать тайну булата. В своих поисках Аносов стал изучать изготовление в Грузии дамаска, который, как мы знаем, ошибочно в ту пору называли булатом. Особенно хороши были сабельные клинки, выкованные в Тифлисе. П.П. Аносову через известного грузинского мастера К. Элизарашвили удалось в 1828 г. получить все сведения о производстве «грузинского булата». К. Элизарашвили, или, как его называли по-русски, Елизаров, согласился даже обучить несколько мастеров из Златоуста своему искусству. К нему послали немца Шаффа, армянина Пурусузианца и двух русских мастеров - Бутшуева и Южакова. Они и сообщили, что «грузинский булат» изготавливался так. Брался кусок чистого железа и кусок стали. Их сваривали и многократно обковывали, присыпая песком. Все делалось на глазок, без приборов и анализов. Но тем сложнее и выше было искусство.

Оптимальные меры времени, температуры, веса, пропорций определялись исходя из опыта многих поколений и самого мастера. После закалки клинок чистили наждачным порошком и полировали липовой палкой. А для того чтобы лучше проявился узор, оружие помещали на 12-20 минут в раствор квасцов. У других мастеров на Кавказе имелись свои приемы и различные хитрости. Скажем, при ковке заготовку могли посыпать чугунным порошком вместо песка. Мудрили и с закалкой. Особенно посланцев Амосова поразил такой момент. Во время ковки клинка у кузни наготове стоял всадник и ждал, когда кузнец передаст ему в руку раскаленное в горне лезвие будущей сабли. Всадник хватал его толстой рукавицей и с места пускался вскачь, летел на коне во весь опор, подняв клинок над половой.

Сталь закалялась быстрым движением воздуха. Такой саблей при определенной силе удара можно было отсечь голову быка. Это были прекрасные клинки, но, как выяснилось, к подлинному булату они не имели отношения. Елизаров не умел ковать настоящий, не сварочный булат. Для этого ему нужно было «индийское железо», но что это такое, он толком и сам не знал. Неудивительно, что, вернувшись в Златоуст, его ученики так и не смогли выковать булат без «индийского железа». Аносова же интересовал не сварок, а настоящий булат. На Кавказе, как в свое время на Руси, умели лишь нагревать уже готовую булатную массу до температуры, при которой узор не пропадал, и знали, как отковывать полосы. Само по себе искусство немалое. Но такие сабли встречались здесь редко. Обычно оружие ковали из сварка или клинки подвергались различным подделкам под булат. Каких только не было способов, чтобы нанести на клинок изображение булатного узора! «...Не всякая сталь с узорами, - писал П.П. Аносов, - должна называться булатом.

В 1837 г. продолжительные исследования и громадный труд замечательного горного инженера и металлурга завершились успехом. На Златоустовском заводе был наконец изготовлен первый клинок из настоящего булата. «Полоса стали сгибалась без малейшего повреждения, издавая чистый и высокий звон. Отполированный конец крошил лучшие английские зубила, тогда как отпущенный - легко принимал форму и отсекался чисто и ровно». По узору булат Аносова напоминал лучший булат Востока - хорасан, с темным грунтом, отчетливым крупным белым рисунком и золотистым отливом. Статья П.П. Аносова «О булатах» была напечатана в «Горном журнале» № 1 за 1841 г. и моментально переведена во Франции и Германии. Она произвела сенсацию во всем мире. Аносов опередил в этом деле безуспешно работавших французов Клуэ и Дегран-Гюржей, итальянского профессора Кривели, английского оружейника Дюпейна, ученого Майкла Парадена и многих других. Когда у Аносова спрашивали, что же такое булат и в чем состоял секрет его изготовления, он отвечал: «Железо и углерод, ничего более.

Все дело в чистоте исходных материалов, в методе охлаждения, в кристаллизации». Как оказалось, булат - это всего-навсего высокоуглеродистая сталь. Все опыты Аносова и зарубежных ученых по добавлению к железу алюминия, марганца, хрома, вольфрама, серебра и золота с платиной ничего не давали, сплавы эти не имели никакого отношения к булату. Лучший булатный клинок Павла Аносова был сделан по следующему рецепту: 12 фунтов тагильского железа, 1 фунт английского графита, 24 золотника окалины, 24 золотника доломита. Все это плавилось в тигле 5 часов 30 минут. Металл при ковке был мягким, тянулся холодный в полосу, нагревался от ударов молотом. И затем наступало таинство кристаллизации и образование узора. Невольно возникает вопрос: а почему же теперь мы не пользуемся булатом? Нам не нужны теперь сабли и кинжалы, но если нам так хорошо известна технология, приготовления булата, почему же не использовать эту замечательную сталь для перочинных ножей, для различных режущих инструментов, наконец, просто для бритв? Такая бритва - мечта каждого мужчины.

Павел Аносов в 1841 г. не мог представить себе того, какими путями будут развиваться в дальнейшем промышленное производство и металлургия. В те времена невозможно было даже предположить, что металлургия сможет через сто лет получить такое развитие. Аносов полагал, что после его открытия булат войдет во всеобщее употребление, им будут пользоваться везде, где потребуются его замечательные качества, и вытеснит булат «дорогую английскую сталь». Но знаменитый русский металлург ошибся. Булат оказался слишком дорог. Сложность и длительность его изготовления требуют от мастера не только хорошего знания ремесла, но и настоящего высокого искусства. А искусство и производство, искусство и поточный метод - вещи несовместимые. Где начинается план и поток, там кончается искусство. Поэтому настоящая булатная сталь в широких объемах не изготавливается. Вот почему каждый булатный клинок, дошедший до нас из древности, - это не только произведение искусства для нас, но и памятник истории и культуры создавшего его народа.

В нашем магазине можно купить подарок на 23 февраля в виде настольной ножевой композиции. Также в наличии есть дорогие портфели и сумки из кожи аллигатора и крокодила.

Дата публикации:
Отзыв о магазине или подарке

Ваш опыт заказа в интернет магазине эксклюзивного подарка или сувенира.

Наверх
  • Мои закладки
  • Гарантии и возврат